Телеведущая Марина Кухар: Оператор, работающий за камерой крупного плана, уснул и начал жутко храпеть

Об особенностях телекухни новостей, шестидневном марафоне недосыпаний, противоядии от фейков и своих детях изданию "Комментарии" в откровенном интервью рассказала Марина Кухар - ведущая новостей "Сегодня" на канале "Украина".

Марина Кухар родилась 16 мая 1974-го года в Черновцах. В Киеве окончила Институт журналистики КНУ им. Шевченко. В столице же начался ее роман с телевидением. Работала корреспондентом экономических и социально-политических новостей в студии "1+1 Media", потом вела новостные выпуски, руководила журналистскими программами. Далее была должность ведущей главного выпуска новостей на "УТ-1". А с 2011-го Марина Кухар ведет утренний выпуск программы "События" на канале "Украина".

Она всего добилась своим трудом и считает конкуренцию отличным стимулом для профессионального роста. Об особенностях работы на ТВ, а также о личных моментах мы и поговорили.

"Всё, что связано с телевидением – закаляет нервы"

– Марина, с какими сложностями пришлось сталкиваться, строя карьеру? Что помогало их преодолеть?

– Причина любой сложности в нас самих. Наша лень, наша неуверенность, наши страхи, наши привычки. Когда открывается новая возможность, единственное, что может помешать – это мы сами. И всё, что сделано и не сделано – только наше. Осознавать это не очень-то лестно, но полезно. Преодолевать себя – не самая простая задача, но только это дает шанс двигаться вперед.

– Вы работали журналистом телеслужбы новостей. Расскажите об экстремальных случаях, связанных с этим направлением.

– Всё, что связано с телевидением – закаляет нервы. Но в топе этой закалки, конечно же, работа репортера. Всегда цейтнот, всегда дедлайн и всегда недовольный редактор. Или ведущая. Или оба. Одна из самых запоминающихся командировок была у меня в Скопье (это Македония, нынче уже Северная Македония) с одним из известных политиков, уже отошедшим от больших дел. Тогда он был премьером, который очень любил опаздывать. Мы с оператором летели туда в так называемом премьерском пуле  это группа прессы из ТВ, информагентств, радио. Единственная моя задача  получить комментарий по вопросу, не касающемуся самой поездки. Он опаздывал везде: четыре часа на самолет (а мы ждали вылета с трех ночи), на официальные встречи, два часа  на запланированный выезд из отеля в Богом забытый городок в горах на открытие чего-то там. И всё это время мне названивал редактор из Киева с вопросом: получила ли я комментарий.

И вот после открытия чего-то в глубине македонских гор (до выпуска новостей полтора часа, уже темнеет) нам обещают подход к прессе. Но только после ресторана, потому что премьер проголодался. В ресторан идем пешком. Сначала – налево, потом – направо, потом ещё раз, и так далее... Темень, албанский город… Отбившиеся от группы товарищей блондинки по ночам там улицами не ходят. Это был самый сложный поиск места встречи в моей жизни. И когда я его таки нашла, оказалось, что подход я пропустила. Пришлось много чего услышать тогда от редактора в Киеве.

picture

– А во время работы  руководителем отдела журналистских программ, ведущей, какие были "изюминки"?

 В работе руководителя другие стрессы. Ведь от тебя зависит не только комментарий в выпуске, но и программы, а также люди, которые их делают. А когда ты в эфире, то экстрим может случиться в любую секунду, и ты должен быть к этому всегда готов. Был случай, когда оператор, работающий за камерой крупного плана, уснул и начал жутко храпеть. Такого громогласного храпа ни до, ни после я не слышала. А мне серьезную новость, не изменившись в лице и перекрикивая храп, нужно было рассказывать…

– Какие еще забавные моменты происходили с Вами во время телеэфиров?

– О, таких очень много! Про храп – одна из моих любимых. Каждый день что-то забавное случается. Ведь это прямой эфир, где задействованы многие люди. Как-то гости в студии делали селфи на новостной площадке на моем фоне, пока я была в эфире и не могла попросить их уйти. Мухи, падающие предметы, уборщицы со швабрами, свет, который внезапно потух  классика жанра, с которой знакомы все, кто работает в прямом эфире.

"Зритель считывает тебя и твоё отношение в эфире, видит, где фальшь, где притворство и где самолюбование"

– Расскажите о графике своей работы. Как "уговаривали" организм привыкнуть к такому ритму?

– Первый выпуск у нас в 7.00. Потом ещё два – с шагом в час. Полчаса – на грим, час – на вычитку выпуска. Вот и посчитайте. Под утренние подъемы пришлось перестроить не только свой график, но и распорядок дня моих близких. Одно дело  одноразовый утренний подъем, когда знаешь, что потом сможешь поспать. И совсем другое  когда впереди шестидневный марафон недосыпаний. Надо беречь силы. Мне тяжело верится, что когда-то я была совой и ложилась спать в три часа ночи. Сейчас я почти в это время поднимаюсь. Зато ложусь не позже 22:00. Даже в выходной. Еще одна привычка  спать днем, если есть такая возможность. Еще я могу собраться на работу за 20 минут и ничего не забыть. Ну, почти ничего (улыбается).

– Утренние новости – специфический продукт. В это время кто-то еще спит, кто-то – собирается на работу, кто-то – в пути на нее или уже на рабочем месте. Как можно привлечь внимание зрителя, чем его "зацепить"?

– Да, есть своя специфика. Мы знаем, что утром люди больше слушают, чем смотрят. И здесь важно мне, как ведущей, интонировать, подбирать слова-ключи. Зацепить первой фразой, и подержать интригу, чтобы зритель захотел слушать дальше. А для того, чтобы захотел смотреть, нужно смотреть в глаза, как смотришь на близкого человека: открыто и с любовью. Говорить просто о сложном. Цеплять деталями. Есть много профессиональных тонкостей.

– Какие фильмы (сериалы) наиболее точно отображают телевизионную "кухню"?

– Несколько раз пыталась посмотреть – не могу. Сериал смотришь, чтоб отвлечься, а когда он о телекухне, то опять возвращаешься на работу.

– Что следует предпринять в рамках противодействия фейкам? Как тут может помочь ТВ?

– Думать, сомневаться, перепроверять – вот главное противоядие от фейков. И мы это делаем. И поэтому зритель смотрит "Сегодня", чтоб услышать проверенную и перепроверенную информацию.

picture

– Какие качества считаете главными для ведущего (ведущей) новостей? Как их можно развить?

– У меня была фантастическая преподавательница, которая начала знакомство с вопроса "Марина, а зачем вы в эфире?". Иметь честность задать себе этот вопрос – главное для человека в кадре. Говорить, а не читать, рассказывать, а не произносить слова, думать и понимать то, о чём говоришь, осознавать, для кого ты делаешь свою работу. И быть искренним. Потому что зритель считывает тебя и твоё отношение в эфире, видит, где фальшь, где притворство и где самолюбование.

– Были моменты, когда не смогли скрыть в эфире эмоции?

– Я на самом деле не скрываю свои эмоции. Конечно же, я не могу разрыдаться в эфире, хотя бывает, что иногда очень трудно сдерживаться. В таких случаях меня подводит голос. Когда гибнут люди, страдают дети или приходится рассказывать о человеческой жестокости – я не могу оставаться безразличной, даже после стольких лет работы в новостях.

"Я люблю быть одна. Вот, прямо, с ударением на каждом слове"

– Расскажите о своих детях. Чем занимаются, какие у них интересы, с кем легче находите общий язык?

– Сын Миша взрослый (Марина родила его в 19 лет – ред.), дочке Ане – 11. С Мишей мы говорим на одном языке. И я бесконечно ценю наши разговоры. Мы делимся новостями: кто что прочитал, узнал и хотим услышать мнение другого. Мы через многое вместе прошли, и, зачастую, одинаково смотрим на многие вещи. А когда и не соглашаемся, то толерантно принимаем другую точку зрения. С дочкой сейчас немного сложнее, но очень интересно. Я с нежностью наблюдаю, как что-то формируется в ее мировоззрении, что-то шлифуется. Она харизматичная, волевая, драматично эмоциональная, и, вместе с тем, ранимая, и отзывчивая. Очень яркий человек. А с такими не бывает просто. 

– В недавнем интервью Вы ушли от вопроса о "второй половинке". Поэтому переформулируем: насколько тяжело совмещать полное погружение в профессию и личную жизнь? Реально ли найти баланс, или чем-то всегда придется жертвовать?

– На всё можно найти время, если этого хочешь. Главное – разобраться, что тебе нужно, а что тебя только отягощает. Я знаю, что мне нужно время для детей, время для работы, время для моего  близкого человека. И обязательно – время для себя. Я люблю быть одна. Вот, прямо, с ударением на каждом слове. А жертвы? Жертвы ещё никого не делали счастливым. Поэтому – баланс, а не жертвы. И мой близкий человек это уважает. 

picture

– Известно, что Вы любите прогулки, в том числе велосипедные, музыку, литературу. Удалось ли привить это и детям?

– Я не навязываю своих увлечений. Могу поделиться. Но если не интересно, не буду настаивать. Аня разделяет мою любовь к длинным пешим прогулкам. С Мишей мы любим ходить в музеи. А я с удовольствием примеряю на себя их увлечения. 

– Вы как-то признались, что гордитесь тем, что во время интернета и соцсетей смогли привить своим детям любовь к чтению книг. Поделитесь секретом – как это сделать?

– Самому читать. Вот и весь секрет.

– Как на Вас и Вашей семье отразился жесткий весенний карантин и вся ситуация с коронакризисом? От чего пришлось отказаться, что нового вошло в жизнь?

– Я работала во время жесткого локдауна – новости людям особенно были нужны. Поэтому моя жизнь не сильно отличалась от обычной. Плюс благодаря собаке гуляла в парке с ещё большим удовольствием. Изрядно потрепало тогда нервы дистанционное обучение. К этому никто вначале не был готов.

Я думаю, вернее, надеюсь, что многим пришлось отказаться от беспечности. И ещё мне очень нравится, что понятие социальной дистанции, не характерное для нас раньше, стало нормой и даже правилом приличия.



Ранее Марина Кухар рассказала "Комментариям", как подруга спасла ей жизнь. Также ведущая поделилась мнением о том, почему людям интересен формат теленовостей, хотя сейчас в каждом смартфоне можно смотреть новости онлайн.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы первыми узнать о самых важных событиях!


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите
Поделиться